Илья Золкин: «Какой МХАТ настоящий: тот или этот?»

Опубликовано 12.11.2018 в разделе В театр! | Москва

 


Илья Дмитриевич, мы встретились с Вами для того, чтобы поговорить о старейшем театре России – Московском художественном академическом театре (МХАТ), которому исполнилось 120 лет. В целости он существовал до 1987 года, пока его не разделили на два театра: МХАТ имени А.П. Чехова (ныне МХТ имени А.П. Чехова) и МХАТ имени А.М. Горького.

 

= Вообще МХАТ – не совсем старейший театр России. Первый русский театр –Российский государственный академический театр имени Федора Волкова в Ярославле, созданный в 1750 году. Ему 268 лет. Затем идет Александринский театр - Российский государственный академический театр драмы имени А.С. Пушкина. Он учрежден Сенатским Указом, подписанным дочерью Петра Великого императрицей Елизаветой 30 августа 1756 года в день Святого Александра Невского. И есть Государственный академический Малый театр, который со дня основания в том же году вступил в свой 263-й театральный сезон.

 

- Начнем с того, что МХАТ был создан двумя великими деятелями русского театра К.С. Станиславским (1863-1938) и Вл.И. Немировичем-Данченко (1858-1943), в 1898 году.

 

= В то время, кстати, они великими не были. Было два человека, сумевших организовать и поднять русский театр благодаря великолепной, молодой драматургии. Константин Сергеевич и Владимир Иванович были соотечественниками Антона Павловича Чехова и Михаила Афанасьевича Булгакова, живя с ними в одно время. И взлет Художественного театра не произошел бы без них. Если бы такой театр был организован, например, сегодня и были бы сегодняшние Станиславский и Немирович-Данченко, но не было бы тех драматургов, которые были 100 лет назад, мне кажется, что театр не смог бы стать таким популярным, успешным, уникальным и не вошел бы в историю. Сегодня нет ни нового Чехова и Булгакова, ни Толстого и Горького. Именно с их именами связаны ярчайшие страницы истории Художественного театра.

 

Небезынтересно, что в прошлом сезоне МХАТ имени Горького отмечал 150-летие со дня рождения Алексея Максимовича Горького (1868-1936). А спектакль «Солнце восходит», организованный тогда же в МХТ имени А.П. Чехова к юбилею Горького, в котором задействовали большую часть труппы, даже был признан одной из самых успешных премьер сезона. В зале присутствовало много театральных людей, которые отмечали, насколько здорово была сделана сценическая композиция в стенах театра в Камергерском переулке, что можно было бы даже взять ее в репертуар. Но этого не случилось. А вскоре пришел новый художественный руководитель Сергей Васильевич Женовач, которому, в общем-то, было не до этого.

 

Почти тоже было, например, со спектаклем «Камерный театр. 100 лет», поставленным в декабре 2014 года по пьесе Елены Греминой к юбилею Московского Камерного театра. Тогда в театре имени А.С. Пушкина его художественный руководитель Евгений Писарев сделал спектакль, который должен был войти в репертуар театра. Но его сыграли два или три раза, а может быть даже один. При этом хочется отметить, насколько уверенно чувствовали себя в документальной сценической композиции артисты театра, включая Александру Урсуляк, которая изображала Алису Коонен. Все до одного ее участники, в том числе Виктория Исакова, Вера Воронкова, Игорь Бочкин, Владимир Жеребцов, Александр Арсентьев и другие просто поражали степенью достоверности своего воплощения исторических персонажей.

 

 

Заслуженный артист России Евгений Писарев

 

Но если вернуться к двум мхатовским театрам сегодня, то можно сказать, что один развивает одно направление, другой – другое. Я имею в виду традиции, которые сохраняет МХАТ имени М. Горького. Его художественный руководитель Татьяна Васильевна Доронина упорно настаивает на том, что ее театр сохраняет традиции К.С. Станиславского и Вл.И. Немировича-Данченко. Но надо учитывать, что Станиславский и Немирович-Данченко, как режиссеры, были реформаторами своего времени. Так почему же считать то, что они делали тогда, единственно верным путем для развития современного театра? Если бы Станиславский жил сегодня, он бы и свой театр развивал бы иначе, и постановки ставил бы другие, реагируя на проблемы, которые возникают в обществе в данный момент.

 

Тогда же были не простые 30-е годы, в которые поставили великолепный спектакль «Дни Турбиных» по пьесе Михаила Булгакова, который был всегда в конфронтации с любой властью. Нельзя не вспомнить его «Кабалу святош», которую впервые поставили именно в Художественном театре. Впоследствии она пережила ряд постановок, включая спектакль Адольфа Шапиро в конце 80-х. Тогда он, будучи главным режиссером Рижского театра юного зрителя, приехал в Москву и поставил спектакль с супер-звездами. Короля Людовика XIY в нем уникально играл Иннокентий Смоктуновский. Мадлену Бежар - Наталья Тенякова. Самого Мольера играл Олег Ефремов, Жан Жака Бутона, его помощника, играл Олег Табаков, а роль сапожника - Вячеслав Невинный. В общем, «звезда на звезде сидела и звездой погоняла».

 

Этот спектакль шел несколько лет до самой смерти великого Смоктуновского в 1994 году. И когда Олег Павлович Табаков в 2000 году, после смерти Олега Николаевича Ефремова, был назначен художественным руководителем МХАТ имени А.П. Чехова, одной из первых постановок была «Кабала святош», но в новой версии. Ее тоже ставил Шапиро. Только в роли Мольера уже выступил сам Олег Табаков, что правильно, так как Олег Павлович сумел сыграть уникальную роль, важную для биографии настоящего артиста. Роль короля сыграл приглашенный артист Андрей Ильин, тогда еще служивший в театре имени Моссовета. А роль Мадлены Бежар сыграла Ольга Яковлева. Кажется, это была ее первая роль в стенах Художественного театра, впоследствии она вступила в его труппу. Но тот театр, который они строили с Анатолием Эфросом в конце 60-х до начала 80-х гг., был для нее, конечно, золотой век. Хотя в стенах МХТ она сыграла ряд интересных возрастных ролей. Особенно в спектакле «Обрыв», тоже в постановке Адольфа Шапиро, с именем которого связана славная страница в МХТ.

 

Народный артист СССР Олег Табаков

 

Сейчас весь театральный мир в нашей стране отмечал 120-летие Московского художественного театра. Но 120 ли? Например, МХАТ имени Горького под руководством Татьяны Дорониной, верный традициям Станиславского и Немировича-Данченко, праздновал эту дату в конце октября. В то время, как Московский художественный театр, тогда еще под руководством Олега Табакова, еще в начале прошлого сезона объявил, что у них начинается 120-й сезон. То есть, где на самом деле правильное исчисление? Почему МХТ имени А.П. Чехова сегодня отмечает 121-й сезон, а МХАТ имени Горького 120-й? Все-таки раньше это был один театр, на месте которого родилось два новых театра одновременно. А сейчас получилось, что театр, которым руководил Ефремов, целый год где-то отсутствовал... На самом деле этот год был и театр, славно или не славно, существовал в нем.

 

Вообще к МХТ в эпоху руководства им Олегом Николаевичем Ефремовым можно относиться по-разному. Кто-то считает, что это были уникальные страницы в истории Художественного театра. Кто-то считает, что он, мягко говоря, не справился, в первую очередь, с огромной труппой, и со звездами, которых он пригласил и не смог ими управлять и дать им достойных ролей. Известно, что в труппу МХАТ после его перехода с поста художественного руководителя театра «Современник» на пост руководителя Художественного театра, пришел ряд интересных актеров, кто-то пришел из театрального института, кто-то пришел из кино на конкретную роль. А кто-то переезжал, как, например, народный артист СССР Олег Борисов из Ленинграда, из БДТ им. М. Горького, будучи там первым артистом. Конечно, Олег Борисов всегда слыл человеком с непростым характером и умудрялся ссориться даже с Товстоноговым. Да и с Ефремовым, нельзя сказать, что он стал его лучшим другом. Но они, так или иначе, нашли общий язык, и в стенах МХАТа Олег Иванович сыграл ряд интересных ролей. Но лучшие его роли не были связаны с именем Ефремова. Нельзя не вспомнить, например, спектакль «Кроткая», поставленный в 1985 году по пьесе Федора Михайловича Достоевского на Малой сцене Художественного театра Львом Додиным, которого впоследствии общество назвало великим. То есть, Ефремов к лучшим ролям Олега Борисова во МХАТе усилий не прикладывал. Наоборот, даже ревновал и пытался закрыть спектакль.

 

Когда в конце 80-х произошел раскол МХАТа, Олег Борисов тут же покинул его и вскоре сыграл Павла I в спектакле Леонида Хейфеца «Павел I» Дмитрия Мережковского на сцене театра Советской (ныне Российской) Армии. Потом он сыграл еще ряд интересных ролей, включая Фирса в «Вишневом саде», тоже у Льва Додина в Малом драматическом театре – Театре Европы. Оказалось, что это была его последняя театральная роль. После двух показов на публику - парижской и лондонской пре­мьер «Вишневого сада» - он, к сожалению, слег в больницу, и впоследствии его не стало. В итоге спектакль был посвящен Олегу Борисову—любимому артисту, другу и участнику этой работы…

 

Почему так много внимания уделено Борисову? Потому что, говоря о МХАТе, нельзя не упомянуть его великих артистов, тех, кто много лет выходил на его сцену. Это была и сцена в Камергерском переулке, и сцена, которой ныне является Государственный театр наций – сцена Театра Корша; и также сцена на Тверском бульваре. На все эти сцены выходили великие артисты, многие из которых были учениками Станиславского и Немировича-Данченко. Во все времена на ней играли выдающие мастера не только театра, но и кино. Потому что артисты МХАТа всегда много снимались.

 

Важно, что в начале 40-х гг. была организована Школа-студия МХАТ, из которой впоследствии выходило много талантливых учеников. Но при этом как-то странно, что ее выпускники в основном становились и становятся частью труппы МХТ имени Чехова, но практически никогда частью труппы МХАТа имени Горького. Туда почему-то приходят из других театральных вузов.

 

Так, какой МХАТ настоящий: тот или этот? Это вопрос, на который у каждого найдется свой ответ. В любом случае каждый человек, будь то обычный зритель или театрал, специалист в области театра, пусть сам решает для себя, какой МХАТ реальный, а какой вымышленный, или, скажем так, просто имеет от МХАТа лишь одно название.

 

Кстати, Олег Павлович сам не хотел возникшей путаницы. А может быть и по какой-то другой причине в 2004 году он решил убрать из аббревиатуры МХАТ одно слово – академический. И поэтому с тех пор театр, которым он руководил, стал просто называться Московский художественный театр имени А.П. Чехова. Может быть, это и хорошо. Почему нет? Москва все стерпит. А зрителей хватит всем театрам...

 

   Алла Буловинова

 

Фото Ильи Золкина

 


Окультурить друзей:
ВКонтакте
Google+
Одноклассники