Машины стали музыкой, а люди - машинами.

Опубликовано 10.06.2019 в разделе В театр! | Москва

 

В театре "Школа Драматического Искусства" премьера лауреата фестиваля "Золотая маска" Петра Айду "Антропоценфония".

 .


 

 После этого проекта театралы почти всерьез заговорили о том, что у Петра Айду есть связь с инопланетянами или с высшим разумом - настолько он неземной, нечеловеческий, хотя и про людей. Описать все инструменты, которые изобрел Айду для Антропоценфонии нереально. Но то, что он должен их запатентовать, - однозначно. Обычная пила в руках музыкантов оркестра Петра Айду звучит как скрипака Страдивари. Инструментов - много. И все они выполняют несколько функций, включая первозданную - рабочую. Примитивные машины путем эволюции превратились в творческие единицы, а вот с человеком, судя по спектаклю Петра Айду, прогресса не случилось. Потребительское отношение людей к машинам превратило нас  в машин. Причем несовершенных. Да, мы еще можем приводить механизмы в движение, и за счет этого жить комфортно, но среди нас нет и не будет второго Леонардо да Винчи. Человек стал безликим, бездушным и неинтересным. Телескоп, установленный посередине сцены, обладает куда большей магией и энергией, чем несколько десятков людей. Да и ценность телескопа выше, чем человека. Каждого из нас легко заменить - гораздо легче, чем приобрести новый телескоп. Человек в 21 веке даже не винтик и не гвоздик, а лишнее существо, занимающее пространство. А пространство, как известно, - как нефть. Машины некуда ставить, а от них пользы куда больше, чем от отдельно взятого человека. 

 

 

Писатели-фантасты предупреждали нас о том, что царство машин будет главным, и люди станут в нем рабами. Одно дело об этом читать, а другое - видеть, слышать, чувствовать и размышлять. Напрашивается вывод - люди, которые в Антропоценфонии вряд ли нужны цивилизации, искусству и науке? Они вызывают только чувство жалости и негодования: Ради чего столько страданий, революций, творческих побед, чтобы человек стал подобием водосточной трубы?

 

В спектакле нет слов. Одна музыка и движения артистов. Еще хор Школы Драматического искусства. Но при этом он рождает мысли, дискуссии и  ассоциации. В проекте Петра Айду нет музыкального жанра и стиля. Какой может быть жанр, если нет ни одного настоящего инструмента? Но то, что создал Петр Айду вместе со своими единомышленниками, - это сочетание музыки, театра, техники и философии. Причем сочетание гармоничное и неискуственное. Тот, кто не видел, не слышал, вряд ли поверит как это красиво и благозвучно? В музыке Антропоценфония нет электронной музыки. Все натуральное, живое, природное и вечное. Но при этом Антропоценфония - музыка будущего. Только каким будет наше будущее, - большой вопрос. Право, не хочется, чтобы люди стали роботами и машинами. Антропоценфония- предупреждение человечеству об опасности стать рабами техники.

 

 

 
 
 
 
 
 

Окультурить друзей:
ВКонтакте
Google+
Одноклассники