Илья Золкин: "Театр: Вчера, сегодня, завтра"

Опубликовано 18.05.2020 в разделе В театр! | Москва


 

На сегодняшний день я прихожу к мнению, что тот театр, который мы имели в Советское время, все равно для нас всех еще очень долго будет эталоном.
Но удержать подобный эталон невозможно, как невозможно не дать живому человеку состариться, сохранить красоту юности, быть вечно живым и никогда не умирать.

 

Глядя на Советский театр, мы, подходя к оценке художественности произведения, более четко понимали, что хорошо, а что плохо. Мы почти не имели сомнений, срединности.

 

Сегодня, когда разрушена прежняя страна, когда в русский театр ворвались западные традиции и тенденции, когда мы узнали европейский, западный театр, мы стали иными. Мы уже не можем работать на собственной театральной почве, не озираясь на накопленные знания, не видя, что происходит за окном у нас и во всем мире.

 

Мы, живя в Союзе не имели своего Гротовского, Стреллера, иных реформаторов мирового театра. Для нас всегда существовал определенный внутренний цензор, отношения к театру, как к высокодуховному продукту, как к храму со своими строгими правилами, которые следуют прилежно исполнять.

 

Я более чем уверен, что, несмотря на то, что мы сегодня видим у нас в стране разные типы театра, мы все-таки пока ещё находимся в некоем кризисе, не до конца понимая, как ему выживать в нашей стране. Ведь прежние театральные механизмы начинают давать ощутимые сбои.

 

Система русского репертуарного театра, наше духовное богатство - уникальное творческое достижение, которому до сих пор искренне удивляется весь мировой театр. Но эта система стала отнюдь не безупречна в условиях нынешнего существования русского человека, особенно в крупных городах.
Меняется подход к профессии среди молодых артистов и актеров среднего поколения. Все меньше современный артист может адекватно воспроизводить на сценических подмостках жизнь соотечественников 100 и 200-летней давности. Внутреннее погружение в персонажа, в сложный драматургический материал, скрупулезный подход - для современного актера, привыкшего к другому темпоритму, внутренним часам стало невероятно сложным и маловыполнимым.


Нет, не столько снизился уровень мастерства современного актера по сравнению с его предшественниками, сколько стал меняться взгляд на профессию, исходя из общемировых изменений внутреннего жизненного темпоритма.

 

Во мне зреет уверенность, что тип Советского театра через несколько десятилетий исчезнет с лица нашей огромной страны. Зритель, привыкший над вымыслом обливаться слезами, покинет этот мир. Изменится подход к театру. Значительность русского театра в мировом культурном пространстве может значительно ослабеть.

 


Один из реформаторов русского театра - К.С.Станиславский

 

То, чем мы сильны, с годами начинает ослабевать, мы слабеем. Подхватывая тенденции западного театра, мы невольно лишь копируем их, не приобретая чего-то своего.


Уникальность собственного пути России все меньше сказывается на жизнедеятельности нашего театра. У нас гигантские проблемы в новой сценической драматургии.


Сможем ли мы это изменить - есть большие сомнения!


Нам реально скоро будет нечего играть. Драматургия, говорящая всерьез о человеке, о его сложном внутреннем мире - исчезает с лица земли. Это не только российская проблема. Это проблема всей мировой драматургии. На лицо - технический прогресс. Он касается и театра. Но достигая технического прогресса, мы теряем очень многое.

 

Театр переживания - во времена нарастаящего общечеловеческого цинизма - почти не работает! Не просто вера в предлагаемые обстоятельства, а погружение в персонаж, овладенияя сущностью персонажа - для современного актера, подчас задачи непосильные.

 

Для молодого актера на подсознательном уровне пределом мечтаний после института становится важным оказаться в лоне русского репертуарного театра. Там он попадает в устройство прошлого века. За окном век нынешний, за стенами век минувший. Несоответствие полнейшее. Русский театр живет отчасти мыслими прошлого, тормозя прогресс.

 

Вот пример: Художествннный руководитель театра Российской армии Борис Морозов на сборе труппы театра публично негодовал по поводу молодой артистки Анны Воропаевой, поскольку она предпочла работу в антрепризе и съемку в кино, работе в его театре. Морозова понять можно. Но встать на его сторону сложновато. Молодая актриса, придя в ЦАТРА столкнулась с теми условиями работы, которые разительно отличаются от принятых ее ровесниками в теперешнем обществе.

 

Есть и плюс в теперешнем времени. Сейчас в русском театре мы имеем то, что скоро перестанет существовать. А, именно - уникальное многообразие.


Мы похожи на супермаркет, где есть все. Все виды живого театра представлены на рынке. Отголоски Советского театра с сильной психологической, человеческой основой еще сохраняются сегодня. Они держатся благодаря старому поколению режиссеров и старому поколению актеров, уже по сути динозавров, подверженных исчезновению.
Есть у нас и театр, в котором есть все новое, что мы переняли у Запада.

 

У нас глобальная проблема театральных институтов и школ. Там разучились в массе своей понимать развитие ремесла. Систему образования необходимо менять, педагоги должны приходить новые, молодые, со свежей театральной головой. Современный студент учится профессии у старого поколения, но эти знания до конца могут молодым не пригодится, именно вовсе не из-за того, что они плохие, а из-за того, что театральный язык устаревает и возможностей применить эти знания в современном театре у них будет не много.

 

Сейчас мы переживаем последние годы или десятилетия, отчасти похожие на некие заседания политбюро в предперестроечное советское время, во время застоя. Устои нынешних крупных российских репертуарных театров все еще походят на монастырь, законы существования коллективов не меняются десятилетиями.


Изменить правила игры предстоит новому поколению театральных деятелей. Им предстоит очиститься от достижений советского театра, оставить все это в архиве, в истории.


Новая жизнь страны, новая жизнь русского театра! Во многом она может быть во сто крат хуже прежней!


Театр на уровне подсознания и сознания станет абсолютно другим. Уйдет из нашей жизни понятие театр-дом, уйдут духовные догмы и нравственные ценности прошлого.


Мы не вернем многое, что глубоко ценим и что прежним поколением добыто, и чем они могли гордиться. Но, мы обретем новый, честный путь. Хороший или плохой - вопрос субъективный, открытый и относительный - но путь будет новый.


Наверняка русские актеры почувствуют в новой реальности себя более свободными, некое крепостное театральное право будет отменено. В русском репертуарном театре актеры до сих пор отчасти чувствуют себя крепостными. Вот это, конечно, нужно ликвидировать. Каждый театральный проект будет рождаться по любви, и точно не по принуждению. Уйдут прежние традиционные назначения на роль. Долой их!
В нашем великом прошлом было слишком много недостатков, колечащих судьбы русских артистов. Теперь судьба русского артиста будет в его руках. И винить в своих удачах и поражениях он будет только себя, а не какого-то худрука и ту театральную систему, которую мы имеем.

 

Я Вас уверяю - впереди еще очень много интересного нас ждет. А, стало быть надо жить! Ценить прошлое, любить его, но жить настоящим и думать о будущем постоянно!!!


Окультурить друзей:
ВКонтакте
Google+
Одноклассники